Спортивные Занятия

Дмитрий Бобцов, коричневый пояс по Кудо, мастер спорта по акробатике, комментатор единоборств и других динамичных видов спорта на ТВ. Тренирует группу в Спортивном клубе «Спиридоновка»

Интервью с Дмитрием Бобцовым о кудо

Дмитрий, какое Ваше спортивное прошлое?

Я с детства занимался спортом, сначала плавание, затем акробатика – я мастер спорта по акробатике, и уже в зрелом возрасте начал заниматься единоборствами. Окончил академию физической культуры по специальности тренер-преподаватель, на кафедре режиссуры массовых спортивно-художественных мероприятий. На телевидении с 2002 года. Сразу попал на ТВЦ, в период Международных Спортивных Юношеских Игр. Долгое время работал комментатором на канале «Спорт», потом – «Россия 2». В 2015 году дирекции спортивных программ телеканала «Россия» и кнопка «Россия 2», закрылись. Сейчас на условиях «открытого контракта» комментирую единоборства, сложно-координационные виды спорта, акробатику и спортивную гимнастику на разных каналах («Россия», «Матч ТВ», «ЕвроСпорт»).

Ну а Кудо – это отдельная строка и история.

Фильм о кудо

Что такое Кудо?

Это жесткий контактный вид смешанных единоборств. В кудо есть практически весь арсенал ударов: ногами, коленями, и локтями, и головой. Плюс борьба - броски, проходы в ноги, болевые и удушающие приемы. Арсенал реально огромный. Поединки в Кудо максимально приближены к реальному бою «на улице». При этом в отличие от других видов единоборств, вероятность травмироваться во время занятий Кудо - минимальная.

У нас есть шлемы, которые специально привозят из Японии. На данный момент там находится единственная фабрика по производству сертифицированного оборудования для нашего вида спорта. Почему шлем так важен - потому что проще джеба, прямого удара в лицо, человечество ничего еще не придумало. Это базис, прямой удар, самый эффективный, самый распространенный и самый простой в обучении. Для того, чтобы научить человека бить сильно, он должен делать это регулярно. Естественно, в спарринге. Но не всем людям и не всем профессиям это показано. Особенно человеку медийному или тем, кто много работает непосредственно с людьми.

Наша жизнь отличается от произведения Чака Паланика «Бойцовский клуб», как если бы люди приходили на эфир, на политические дебаты или на переговоры в банке, мятые, с гематомами на лице или выбитыми зубами. Шлем убирает травмирующую составляющую, после тренировки вы можете опять жить обычной жизнью, не опасаясь за несоответствие облика реальности. Так что шлем – это не панацея, но хорошая защита.

И еще - шлем дает немало для тренировки выносливости, как общей, так и специальной, потому что ограничивает дыхание. Когда впервые начинаешь работать в шлеме – его хочется снять уже через 30 секунд, так как очень хочется просто подышать. Хотя есть вентиляционные отверстия, это тяжело, и ты устаешь. В первый раз, когда я надел шлем, я просто не понимал, как в этих условиях в принципе возможно спарринговать, это казалось нереальным. Но по мере тренировок все становится на свои места – работать в шлеме возможно и, более того, необходимо. Шлем нужен не с первого занятия, должен пройти год, прежде чем будет хоть какой-то смысл одевать его на ученика.

С чего Вы начинаете, когда человек приходит в вам в группу новичком?

Приходят с разной базой. Начинаю ставить руки на место, ноги на место, развивать координацию, чтобы человек осмысленно и правильно двигался, а не как последний деревянный солдат Урфина Джуса. Учу правильно дышать во время поединка. Если человек условно драться умеет, но у него кривая техника движения, ее надо ломать и менять. Например, приходит «чистый» ударник, тогда есть задача научить, что делать в партере. А то он упал, и не понимает, что делать дальше – «берите меня всего полностью».

Но правильная техника строится, прежде всего, на хорошей физической подготовке. Если ты плохо ходишь и дышишь – тебя надо учить ходить и дышать. Если ты слабый физически – мы нарабатываем физическую силу, чтобы был смысл учить тебя бить. На это уходит время и много усилий, как со стороны тренера – так и ученика. Вся база – двигательная готовность, акробатика, специальная и общая физическая подготовка – ставится в первый год, на регулярных тренировках по два раза в неделю.

Вот я взялся тренировать группу с нуля. Ученики – они как чистые листы, что напишешь, то и будет. Сложность такой работы в том, что я вкладываю много сил, и при этом совсем не факт, что прогресс у человека пойдет быстро, люди все разные. Мои ученики - это те люди, кто в 25-30 лет вдруг обнаружили, что ничего не умеют, и заинтересовались собственным телом. Была у них физкультура когда-то в школе и в университете, и всё. Если так, то со временем тело слабеет, жизнь становится тусклой, а потом и сложной. Они поняли это – и пришли в зал. Сами. Моя задача – помочь им набрать нужные кондиции, чтобы тело вспомнило как это – работать. И еще. Для мужчины важно уметь драться. Любить – не любить – это дело десятое. Драться ты обязан уметь. Если мужчина не в состоянии защитить то, что ему дорого - это плохо.

занятие по кудо

А как Вы сами решили, что хотите стать тренером?

Это дорога, по которой я шел довольно долго. Начал с белого пояса в 2005 году. Потом был некоторый перерыв в тренировках. В 2010 было второе возвращение. Сейчас пришел к коричневому поясу, 2 кю. В 2010, встретившись со своим сенсеем, я понял, уже тогда понял, что хочу тренировать. Мое образование меня догнало – я по образованию тренер-преподаватель. Пусть не акробатики – умения и навыки никуда не делись.

Итак, я набрал первую группу и она уже довольно большая. Сейчас у меня занимаются 12 человек. Есть еще желающие заниматься с нуля, и для них я буду открывать новую группу.

Что Вы можете рассказать об истории Кудо?

История Кудо началась в Японии с одного из учеников великого Масутацу Оямы, основателя Кёкусинкай карате. У него было большое количество талантливых учеников, многие из которых основали собственные стили. Одним из них был Адзума Такаси - крепкий кёкушеновец, великолепный боец. У японцев голова на тему создания своих стилей работает хорошо: ты можешь идти по стопам мастера, а можешь разработать свои стили и методику, которая потом принесет не только славу - но и оставит след в мировой истории единоборств.

Так появилось Кудо. От базового кёкушина тех времен Адзума Такаси убрал ката, формальные комплексы, оставил кихон, базовую технику, добавил удары руками в голову, которых нет в кёкушине, удары локтями, борьбу в партере, которой в нем не было совсем. Цель была – создание бойца-универсала, который будет хорошо чувствовать себя и в ударной технике – и в борьбе. В принципе, задача была сложная, но все получилось.

Глобальная цель Кудо, конечно же, олимпийское движение, – но как мне кажется это не более чем светлый миф. Учитывая современные тенденции в развитии единоборств и развития олимпийского движения. Слишком жестко для Олимпиады, но это мое мнение.

В России Кудо пришло во Владивосток, затем Нижнекамск, Воронеж и в 1994 году была основана федерация – тогда еще Дайдо-Дзюку (Джуку) Карате-До, а потом распространилось и по стране. Это была первая волна. В 2001 ушли от слова «карате» - Кудо стало называться Кудо.

Роман Михайлович Анашкин, Владимир Ильич Зорин, Александр Весельчаков, и еще многие спортсмены и тренеры – вот основатели и апологеты развития Кудо в России. Через некоторое время японцы не знали куда деваться – россияне приезжают на Чемпионат мира и забирают все коэффициенты, какие хотят. Можно выиграть у русских, но только по очкам. И то, я не помню с 2009 года, кто мог бы выиграть у российского бойца, если наш был не травмирован. В 2005м на мире наши выступали сверхуверенно – но еще с высокой степенью конкуренции, а с 2009-го наши сборники вынесли в одну калитку практически весь пьедестал: японцев без вариантов «убивали» у них дома.

В отличие от классических единоборств, в Кудо нет весов, есть коэффициент рост+вес. Адзума сделал данную градацию умышленно, как отличие от других видов единоборств. Смысл в этом есть, данная система многими считается самой справедливой.

Итак, нам Кудо привезли из Японии, а теперь они не могут нас догнать. Наше базовое преимущество – умение бить руками по голове. Школа бокса и боксерские традиции, чего нет у основателей. Вы слышали о японской школе бокса? И я не слышал. Не умеют японцы бить руками по голове, как наши, несмотря на их успехи, а также наличие жестких видов единоборств и опытных спортсменов. В итоге Кудо это система единоборства, в которой присутствует шлем, практически полная свобода в использовании ударной техники, борьба в партере, болевые и удушающие приемы.

Группа по кудо сенсея Дениса Синютина, учителя Дмитрия

Идеология Кудо. Что это?

Идеология это очень громко сказано. Есть традиция. Мы не учим драться. У нас крайне мало отбитых идиотов, которые потом выходят на улицу и дерутся. Кудо это система воспитания, которая предполагает, что не нужно кому-то что-то доказывать кулаками, и чем дальше атлет двигается по пути Кудо, тем меньше у него ситуаций, когда приходится применять технику вне зала.

Несмотря, что мы «зарубаемся» в тренировочных спаррингах, никто друг друга не жалеет, у нас отсутствует звериная конкуренция, и за пределами татами злейшие соперники нередко становятся лучшими друзьями, как это ни высокопарно звучит. Детей, которых приводят к нам, Кудо дисциплинирует: для спортсмена самое важное качество это умение терпеть. И контролировать свои эмоции. Что именно терпеть? Свои неудачи, свои неумения, свою боль и свои травмы. Понимать, что ничего сразу хорошо не бывает. Если хочешь быть физически крепким, обладать умениями, недоступными большинству обывателей – много трудись и терпи. При этом есть понимание, что черного пояса у тебя может никогда не случиться, как бы ни старался.

Что значит черный пояс?

Это уровень, до которого дорасти дано не всем. Степень, которую невозможно получить за какие-то заслуги или купить. Его не выдают за общественную или спонсорскую активность. Или ты тренер, или боец. И никак иначе. Я не знаю ни одного человека в федерации, обладателя черного пояса, кто носил бы его не по праву. Это значит, что человек собственной кровью и потом, временем и мастерством заслужил право этот пояс носить.

А у Вас какой пояс?

Коричневый. Черный – следующий. У нас есть система градаций - кю. Раньше приходивший в зал получал автоматом белый пояс ученика, 10-й кю. До желтого пояса или до 5-го кю, аттестации бывают внутри или межклубные. Далее, чтобы получить допуск к аттестации на инструкторские пояса (от зеленого и выше) – необходимо участие в соревнованиях или тренерская деятельность. Ну, или ветеранские сдачи – свыше 35 лет быть действующим бойцом не обязательно – но там свои ограничения. 10 кю – белый пояс, 9, 8 - фиолетовый и синий, 7, 6 - желтый, 4 и 3 - зеленый – инструкторские категории. 2-й и 1-й кю – это коричневый пояс. Потом черный пояс 1-й Дан и так далее. У меня сейчас коричневый пояс 2 кю. Когда я сдам на коричневый пояс 1 кю, я буду ходить в этом статусе год, и только после него могу претендовать на участие во всероссийских сборах по Кудо на черный пояс. Это еще если допустят. Ехать туда со всеми спортсменами, участвовать. С зеленым поясом, как я считал, тренировать не солидно. И я, пока не аттестовался на коричневый пояс, группу не набирал.

Ваши критерии хорошего тренера?

На имя хорошего тренера приходят люди. И сами приходят, и детей приводят. Меня знают, так как я комментатор. Как тренер по Кудо, я делаю пока первые шаги. У хорошего тренера ученики растут и не застревают. В общей группе это сложнее – соревновательная практика нужна не всем. Из группы выбираешь и двигаешь к соревнованиям только тех того, кто способен, и главное, кто хочет выступать.

Хороший специалист видит сразу много вещей, предрасположенности, недостатки, может сначала примерно, а потом и предметно выстроить тренировочный процесс для каждого из своих учеников и давать им то, что нужно и столько, сколько они в состоянии усвоить. Не перегружать, – но и не давать бездельничать.

группа по кудо на спиридоновке

Главное в работе тренера?

Тренер должен беречь ученика. Давать столько, сколько может ученик унести. Главное - это не навредить. Всякое же бывает: вот ученик перетрудился и получил травму, мышцу потянул или сухожилие «дернул». И толку его перегружать? Получит он рецидив травмы, вылетит на месяц, кому от этого будет лучше? Нужно замечать, что происходит с учеником на тренировке.

Хороший тренер понимает, что ученику нельзя прыгать через ступеньки – важна последовательность обучения в подаче материала. И при этом, если он готов к дальнейшему восприятию материала – нельзя передерживать.

Ученики – они как дети. Выстраиваются отношения. Нужно быть готовым, что кто-то уйдет, это в реальности бывает и довольно часто. Жизнь вносит коррективы. Если ты ведешь бойца индивидуально – ты натурально знаешь, чем он дышит, и сколько и что он кушал днем – это контроль и работа, которая никогда не останавливается. Если у тебя общая группа – надо быть в курсе, чем заняты твои подопечные, чтобы не пропускали, не пропадали. Регулярность - основа основ.

Если талантливый ученик исполняет установку тренера и регулярно тренируется, то результат приходит как бы «сам собой». Пахоты там – море. Но на фоне выполненной работы иногда кажется что «оно само получилось». За этим «само получилось» - горы труда и реки пота. В единоборствах, впрочем, всегда так.

  • fr-FR
  • English (UK)